Susitikimas su amerikiečių tenoru Charles CastronovoMeeting Charles CastronovoKороткая встреча с … американским тенором Чарльзом Кастроново

 

charles romance3

Su amerikiečių tenoru Charles Castronovo mes susitikome jo debiutinio Rudžero vaidmens išvakarėse atnaujintoje Pučinio operoje „Kregždute“ Karališkoje Operoje.

Kas Jums padarė didžiausią muzikos įtaka Jūsų gyvenime?

Pirmiausia „Led Zeppelin“, kurie iš tikrųjų paskatino mane dainuoti. Aš norėjau būti roko žvaigždė. Labai norėjau groti kaip Jimmy Page ar dainuoti kaip Robert Plant. Vėliau išgirdau Verdžio operos „Otelas“ įžangą, kuri mane paskatino rinktis operą.

Kas Jus paskatino siekti karjeros operoje?

Mokykloje aš lankiau chorą, taip pat dainavau mokyklos miuzikle. Po reakcijos supratau, kad noriu dainuoti! Bet nuo pat pradžių mane pasiglemžė operos aistra ir grožis. Be to, mano balsas rokenrolui netiko.

Jeigu Jums reikėtų išskirti tris svarbiausius Jūsų karjeros momentus, kuriuos pasirinktumėte ir kodėl?

Sunkus klausimas, nes kartais nesuvoki tam tikro karjerą apibūdinančio momento tol, kol nėra tam tikro akstino. Tačiau man tas momentas buvo operinis debiutas Berlyne, kuriame atlikau Don Otavio vaidmenį operoje „Don Žuanas“. Tuo metu buvau jaunas ir nepatyręs, bet įrodžiau sau, kad galiu įveikti vidinius demonus ir mėgautis dainavimu! Antrasis momentas galėtų būti mano pirmojo neapolietiškų dainų albumo įrašymas. Aš jį įrašiau per tris dienas ir surengiau mini turą Niujorke. Tai buvo pirmasis mano aistringas projektas, ir kažkoks kitoks nei opera. Trečiasis momentas mano karjeroje – kai paskutinę minutę patekau į operą „Romeo ir Džuljeta“ Los Andžele. Tuo metu atostogavau, buvau namie Los Andžele ir sulaukiau skambučio. Išmokau medžiagą per dvi valandas, po to – trumpa repeticija su dirigentu, Placido Domingo, ir sudainavau puikiai! Dainavimas sudaro 40 % balso ir 60 % protinių gebėjimų. Tai buvo puiki diena.

Sąvoka „pereinantis atlikėjas“ linkusi turėti neigiamų atspalvių, tačiau Jūs ne tik pasirodėte ir pelnėte pripažinimą garsiausiose pasaulio operų scenose, bet ir mėgavotės didžiule sėkme „Hollywood Musical Prom“ koncertų metu – kaip Jūs suderinate šias dvi kryptis karjeroje?

Mano perėjimas nėra toks prieštaringas kaip kitų. Bet aš niekada neužsibrėžčiau raudonos linijos, kurios negalėčiau peržengti. Vadovaujuosi taisykle: jeigu galiu įtikinti save, galiu įtikinti ir kitus. Štai kodėl niekada nebuvau rokenrolo atlikėjas, bet „Hollywood Musical Prom“ didžiausią įspūdį padarė Mario Lanza, kuris buvo pirmasis operos dainininkas ir pereinantis atlikėjas Holivude. Vieną iš jo dainų aš ir turėjau atlikti.

Šiais metais Jūs patekote į pirmuosius laikraščio puslapius sudainavęs Tamino Kovent Gardene, o vėliau sudalyvavote kabareto koncerte „King‘s Head“ teatre Islingtone. Kaip tai nutiko?

Šio koncerto idėja prasidėjo nuo mano neapolietiškų dainų albumo „Dolce Napoli“. Aš subūriau 5 muzikantų grupę, kurie grojo gitara, mandolina, akordeonu, bosu ir mušamaisiais. Norėjau šias dainas atlikti intymesniu būdu. Po albumo įrašymo mes surengėme keletą koncertų Niujorko kabareto klube „54Below“. Mano prodiuseris pažinojo „King’s Head“ meno vadovą ir nutarė, kad pasirodymas turėtų tikti. „King’s Head“ turi unikalią jaukią erdvę, tad ji puikiai tiko neapolietiškam pasirodymui. Vien tik balandžio mėnesį „King‘s Head“ surengėme 5 pasirodymus.

Esate Londone, kur pasirodysite atnaujintame Pučinio operos „Kregždutė“ pastatyme. Ją matys žiūrovai, kurie žino „Bohemą“ ar „Toską“. Ko jie gali tikėtis iš operos, kuri statoma vis rečiau?

„Kregždutė“ – kaip ir ta pusseserė, kuri retai pasirodo šeimos pietų metu, kadangi keliauja! Iš tiesų šioje operoje skamba daugiau gražesnių melodijų nei „Bohemoje“. Ji, sakykim, buvo parašyta operetės stiliuje. Pirmo veiksmo pabaigoje Jūs jau niūniuosite mažiausiai septynias melodijas bei valsą. Paprasčiausiai tai viena iš jo nesudėtingų puikių operų.

Jūs Jau atlikote daug tenoro partijų – ką dar ketinate nuveikti?

Šiuo metu pamažu ruošiuosi keletui lyrinių vaidmenų. Visada buvau kantrus, net jei susierzindavau besimokydamas naują repertuarą. Vis dar atlieku tuos pačius vaidmenis, nuo kurių pradėjau, išskyrus du ar tris naujus, įskaitant visas Mocarto partijas. Bet ši „Kregždutė“ man pirmoji. Ta pati lyrika, bet su Pučinio perteikta aistra. Kita mano naujoji partija – De Grijė Masnė operoje „Manon“. Labiausiai man patinka lyrinis prancūzų repertuaras, bet visada dainuoju Mocartą ir bel canto.

Ką galėtumėte patarti pradedantiems operos dainininkams?

Mano pagrindinis patarimas būtų toks: dainininko karjeroje 40 % lemia balsas ir 60 % intelektas. Visada buvo ir bus talentingų dainininkų, turinčių puikius balsus. Visada galite išgirsti apie naujus, kurių po kelerių metų neliks. Ši profesija reikalauja didelės kovos su vidiniais demonais. Mūsų balsai yra mūsų instrumentai, kuriuos visada nešiojamės su savimi. Kai kažkas mus kritikuoja, tai tarsi sako, jog tavo veidas bjaurus, todėl turi būti psichiškai ir emociškai stiprus. O toliau jau seka sunkus darbas, reikia išmokti galybę tekstų, pasirūpinti balsu, gerai sutarti su kolegomis, teigiamai į viską žiūrėti, būti atskirai nuo šeimos, mylimųjų, žmonų, vyrų, vaikų ir t.t. Su visais šiais dalykais turi susitaikyti ir išlaikyti emocinę pusiausvyrą. Kitaip kartais gali būti labai sunku. Bet, jei privalai dainuoti, paklausk savęs ar turi dainuoti geriausiose pasaulio vietose? Ar būsi laimingas dainuodamas mažesniuose teatruose ir vietose, kad tai visiškai kitoks gyvenimo būdas. Bet, jeigu manai, kad dainuodamas gali išreikšti save, tada privalai dainuoti.

Jeigu atsidurtumėte negyvenamoje saloje ir Jums būtų leista pasiimti tik vieną muzikinę partitūrą, kurią pasirinktumėte ir kodėl?

Sunkus klausimas! Šią savaitę pasakyčiau, kad renkuosi Guno „Romeo ir Džuljetą“. Ne, palaukite… galbūt…ak!

 Charles Castronovo solinis koncertas kongresų rūmuose 2015 m. balandžio 18 dieną!

 

 

Castronovo kongresu rumai 768x520pxKороткая встреча с … американским тенором Чарльзом Кастроново

Мы встретились с top quality medications. buy zoloft online india . free delivery, price zoloft 100mg. американским тенором Чарльзом Кастроново накануне его дебюта в роли Руджеро в возрождении оперы Пуччини «Ласточка» в Королевской Опере.

Кто и какая музыка cost of zoloft generic generic zoloft nausea buy Sertraline повлияла на вашу жизнь?

В первую очередь это были «Led Zeppelin», которые действительно побудили меня стать исполнителем. Я хотел быть рок-звездой. Играть, как Джимми Пейдж или петь, как Роберт Плант, вот, что было на самом деле. А позже я просто услышал вступление «Отелло» Верди, что поощрило меня выбрать оперу.

Что заставило вас стремиться к оперной карьере?

В школе я пел в хоре, а также выступал в школьном мюзикле. После реакции я понял, что хочу петь! Но с самого начала меня охватила страсть к опере и её красоте. К тому же мой голос не подходил для рок-н-ролла.

Если бы Вам пришлось выделить три самых важных момента в Вашей карьере, какие бы Вы выбрали и почему?

Сложный вопрос, потому что иногда ты не понимаешь особого момента, определяющего твою карьеру до тех пор, пока нет определенного толчка. Но для меня такой момент был мой оперный дебют в Берлине, где я исполнял партию Дон Оттавио в «Дон Жуане». Я был молод и не опытен, но доказал себе, что могу в голове побороть демонов и на самом деле наслаждаться пением! Второй момент, может быть, когда я записал свой первый альбом неаполитанских песен. Я сделал это в течение трех дней, а затем отправился в мини тур в Нью-Йорк. Это был мой первый страстный проект, который чем-то отличался от оперы. Третий момент в моей карьере – когда я в самый последний момент попал в оперу «Ромео и Джульетта» в Лос-Анджелесе. Я был в отпуске дома в Лос-Анджелесе, и мне позвонили. Я выучил постановку в течение двух часов, затем короткая музыкальная репетиция с дирижером, Пласидо Доминго, и я спел очень хорошо! Пение – это 40% голоса и 60% умственных способностей! Это был великий день.

«Переходной артист» обычно имеет негативный оттенок, но вы не только с большим успехом выступали на ведущих оперных сценах мира, но пользуетесь огромным успехом на концертах «Hollywood Musical Prom». Как Вы совмещаете эти два «направления» в Вашей карьере?

Для меня мой переход не такой противоречивый, как у других. Но, я бы никогда не провел красную линию, которую не мог бы перешагнуть. Я руководствуюсь правилом: если могу убедить себя, возможно, могу убедить и других. Следовательно, вот почему я никогда не пел рокенрол, но в «Hollywood Musical Prom» на меня самое большое впечатление произвел Марио Ланца, который был первым оперным певцом/переходным артистом в Голливуде. Одну из его песен я и должен был исполнить.

В этом году вы попали на первые страницы газет после исполнения партии Тамино в Ковент-Гардене, а затем поспешили на концерт-кабаре в театр «King’s Head» в Ислингтоне. Как это получилось?

Идея возникла с моего альбома неаполитанских песен «Dolce Napoli». Я собрал группу из пяти музыкантов, играющих на гитаре, мандолине, аккордеоне, басе и ударных. Я хотел исполнить эти песни более интимно. После записи альбома мы дали несколько концертов в Нью-Йорке в кабаре клуба «54Below». Мой продюсер знал художественного руководителя «King’s Head» и подумал, что такое выступление подойдет. В «King’s Head» – уникальное и интимное пространство, поэтому оно прекрасно подошло для неаполитанского выступления. Только в этом апреле прошлого года мы сыграли пять концертов в «King’s Head».

Вы находитесь в Лондоне для возобновленной постановки в оперы canadian pharmacy uk buy zoloft 25 mg online cheap diabetes) have healthy pregnancies and healthy and fit babies sertraline 90 pills 50 mg : 89.29$. Пуччини «Ласточка», для зрителей, которые знают «Богему» или «Тоску». Чего они могут ожидать от этой все реже исполняемой оперы?

«Ласточка» как и этот талантливая двоюродная сестра, которая часто не показывается на семейных обедах, потому что путешествует! Но на самом деле в этой опере, возможно, buy deltasone online after comparing prices. order deltasone without a prescription. how much does generic prednisone cost? намного больше красивых мелодий, чем в «Богеме». Она была написана в, скажем, опереточном стиле. К концу первого акта вы сможете напевать, по крайней мере, семь мелодий и вальс! Это просто одна из его самых весьма незатейливых великолепных опер.

Вы спели многие партии лирического тенора – что дальше?

Сейчас я потихоньку готовлюсь к полностью лирическим ролям. Я всегда был терпеливым, даже если «опускались руки», когда постепенно разучивал новый репертуар. Я до сих пор исполняю те же главные партии, с которых начал, за исключением двух или трех новых, в том числе и все мои партии Моцарта. Но эта «Ласточка» – первая для меня. Все та же лирика, но с моментами полной страсти, которую создал Пуччини. Следующая моя первая роль – де Грие в опере Массне «Манон». Больше всего мне нравится исполнять партии из французского лирического репертуара, но всегда по-прежнему пою Моцарта и бельканто.

Какой совет вы бы дали начинающим певцам, которые хотят выбрать оперный путь?

Мой главный совет таков: карьера певца – это только около 40% голоса и 60% интеллект. Я имею в виду то, что всегда есть и было много талантливых певцов с великолепными голосами. Вы всегда услышите о «новых, подающих надежду», но, к сожалению, через несколько лет многие из них исчезают навсегда. Эта профессия, в которой надо побороть много своих собственных демонов. Наши голоса наш инструмент, который мы всегда носим с собой. Когда кто-то нас критикует, кажется, что они говорят, что ваше лицо безобразно, поэтому вы должны быть психически и эмоционально сильным. А тут еще и все другое: тяжелая работа, надо запомнить много текста, постоянно заботиться о голосе (иногда это очень скучно), быть хорошим коллегой, положительным, находиться вдали от семьи, dec 7, 2014 – baclofen no prescription worldwide baclofen inhailer side effects order baclofen online from mexico discounted baclofen delivery baclofen no ваших любимых, жен, мужей, детей и т.д. Вы должны все это принять и оставаться эмоционально уравновешенным. Иначе, иногда может быть очень горько. Но если вы должны петь, спросите себя, должны ли вы петь в самых лучших местах мира? Или вы будете счастливы в небольших театрах и местах потому, что это абсолютно другой стиль жизни. Главное, если вы хотите себя выразить через пение, то вы должны это сделать.

Если бы Вы очутились на необитаемом острове, и Вам было разрешено взять только одну музыкальную партитуру, что бы вы взяли с собой и почему?

Тяжелый вопрос!!! На этой неделе я скажу «Ромео и Джульетта» Гуно. Нет, подождите … может быть … Ах!